Заметки военного эпидемиолога: про вспышку брюшного тифа и очистные сооружения

Вакцинация, вакцины, эпидемии. Для большинства людей эти слова с иностранными корнями связанны в сознании или рубчиком на плече от БЦЖ, или частыми посещениями поликлиники с ребенком первого года жизни, ну еще, может быть, ветрянка у женщин во взрослом возрасте. Но бывает так, что судьбы людей ломаются в этих жерновах, некоторых выбрасывает на обочину жизни, бывает возносит, чаще на всю жизнь прививает уважение.

После окончания Военно-Медицинской Академии я попал служить в славный город, когда-то бывший столицей Сибирской губернии. Пару лет прослужив начальником медицинской службы полка, был назначен эпидемиологом дивизии, в этой ипостаси шесть лет боролся с инфекциями.

Дивизия была разбросана от Тайшета до Нерчинска, от Нижнего Бестяха до Кандалакши («Какая прелесть, а где это?», — как-то отреагировала моя московская знакомая).

История была в 80-х. Очередной ночной звонок ничего хорошего не обещал. Срочно прибыть в готовности убыть. Через полчаса стоял перед командиром. Вообще-то моя должность такого почета не предусматривала, были у него дела и поважнее. Но… На самом севере области, в трех часах лета на местных авиалиниях, солдат попал на хирургический стол с прободением кишечника. На операции увидели ещё множество готовых к прободению язв. Врачи, особенно хирурги, в глубинке России прекрасные. Сказали, как отрезали — брюшной тиф. Правда, некоторую вероятность, что вылечат оставили, но только, видимо, для себя. Потому что командир части напуган был настолько, что вспомнил о том, что уже в больницах у него лежат человек двадцать с непонятными диагнозами, то ли понос, то ли золотуха. Сообразил, что к утру врачи с подсказки хирургов выставят окончательный вердикт. А это ЧП, по Стандартной Операционной Процедуре (в армии уже тогда такие были, лет сто уже как, Устав называется) нужно писать срочное донесение, и как бы не печально прямо, по команде, самому начальнику Всех войск. В течении суток. Опять же в стандартной процедуре была стандартная форма. И заполнить ее командир батальона не мог. По нескольким причинам. Сам он был назначен в этот Богом забытый батальон как поощрение за долгую и безупречную службу для получения подполковника перед пенсией, и штабной культуре был не обучен. Начальник медслужбы батальона по статусу мог ему подсказать медицинские термины, но это был человек штучный, наказанный-перенаказанный, снятый и восстановленный, абсолютно незаменимый (как было доказано опытным путем), от проблем в очередной раз заслонился Зеленым Змеем, благо они были не только в дружеских, но и в родственных отношениях, одной крови, так сказать. Это как говорят в Одессе, раз.

Два было то, что писать донос на себя не хотели ни комбат (звание), ни комдив (документы на генерал-майора уже в Москве), ни, тем более, командующий округом (документы на перевод там же, где и у комдива). И за почетное звание Гвардии Тифозной Ангарско-Ленской ни часть, ни дивизия, ни Округ не боролись. Но и за недонос кары были такие, что сильно стимулировали тягу к правде.

Поэтому инструктаж был короткий и строго на Вы, где «Вы…у!» было наградой. Времени дано сутки, пять часов уже прошло. Помощь состояла в том, чтобы дежурной машиной как можно быстрее отвезти меня в аэропорт. Все, меры приняты. Помощь едет. Старший лейтенант медицинской службы. Один во всех лицах… Тиф всё-таки.

Время действия зима, январь, — 40 градусов переносилось, как -40. Городок славился своими особенностями. Растянутый по берегу реки километров на 60, живущий от северного завоза, ни канализации, ни центрального водоснабжения не имел. Центральное отопление было бичом многоквартирных домов – вроде, оно есть, но, на самом деле, трубы лопались еще в начале зимы: люди ставили буржуйки и нередко угорали, чаще досмерти.

День моего прилета ознаменовался тем, что в городе ввели ЧП по брюшному тифу. Конечно, не в честь моего приезда. Кроме отсутствия централизованных коммунальных услуг, в городе и медицина была децентрализована. Была медслужба железнодорожников, водников, БАМа, нефтяников, района, города и, может, еще чего-то. У всех свои больницы, санитарные врачи, поликлиники. Когда городские власти с утра начали общий пересчёт, оказалось, что тиф не новость, а когда подвили итог, возник вопрос: «Как мы дошли до жизни такой, и кто виноват?». Больных было несколько сот, и динамика нарастала. Инкубационный период большой, и хорошего ждать не стоит. Так оно и произошло, вспышка длилась всю зиму и охватила несколько тысяч человек. Что бы не заболеть, люди пилили на реке лед и использовали его вместо привозной воды. Это добавляло еще заболевших — бактерия в во льду сохраняется лучше и дольше. Но такие были времена, SMS оповещения не было.

Приехав в батальон, я начал с осмотра: термометрия, пальпация, поиск урчания слепой кишки и спазма толстой, изоляция подозрительных и т.д. По схеме. Дополнительно к уже изолированным, отвез в больницу еще десяток человек. К вечеру было понятно, донесение нужно писать, что мы и сделали. Чистосердечное признание облегчает душу, но усугубляет ситуацию.  Я продолжил работать, командир батальона стал готовится к комиссии. Порядка стало больше, еда лучше, все предписания исполнялись раньше конца фразы. На второй день режим карантина вошел в рутинную фазу. Все знали свой маневр. Солдаты пытались отдохнуть в изоляторе и валили на прием строем. На фоне текущих простудных заболеваний ситуация была ещё та. Через пару дней подлетела кавалерия из Москвы, ещё три медика, и эта проблема была решена. Привезли вакцину. Стали вакцинировать. Получили такой страх, который я до сих пор помню. После укола люди падали в обморок в двух случаях из трёх. После первого десятка я прекратил этот пункт профилактических мероприятий. Спиртовая вакцина может применятся только для наказания. При измене Родине.

Когда с неотложными мероприятиями было покончено, встал вопрос поиска причины. Шло не очень. Понятно, что причина вода, но откуда в воде? При обсуждении с коллегами в санэпидслужбе города речь зашла о хронический носителях. Проверили. На учете была одна дама с 20-летним стажем носительства. Каждый контроль находил возбудителя. Работает возле нашей части в Мостостройотряде. Сели на мою машину и поехали проверять. Нашли Дарью Ивановну в пищеблоке, замещала ушедшую в отпуск начальницу. Веселая такая, оптимистичная, слегка подшофе. «Чего вам, мальчики?» Спасибо, вы уже накормили, кого смогли! Я в разборе полетов дальше не участвовал, причина стала понятна. Слив канализации от этой организации шел напрямую в реку на 100 метров выше нашей части. А городской водозабор был в 200 метрах ниже. Из него брали воду водовозные машины города, в том числе и наши, войсковые. Очистка воды зимой вопрос нелегкий. Вот и причина. В общем переболели брюшным тифом все, кто должен был переболеть. Через две недели в части новые случаи закончились.

Основными причинами вспышки брюшного тифа явились неэффективное обеззараживание воды в условиях низких температур, развоз этой воды во все дома водовозными машинами, не обеспечивающими безопасность, несвоевременное оповещение населения об угрозе распространения инфекции через воду, сброс канализации напрямую в реку без очистки и, естественно, отсутствие должного контроля по допуску лиц для работы на пищеблоках.

Прилетели командующий округом и комдив, подвести итоги. Комбат опять принял роту, заместитель по тылу был уволен, начмед был незаменимый, ему строгий выговор. Не то, чтобы они были в чем-то виноваты, просто так положено — если тебе везет, то награждают, не везет — наказывают. За исключением блатных. Но откуда блатные в такой глуши? Московская комиссия по результатам работы хотела меня наградить, командующий хотел наказать, сошлись на том, чтобы оставить в покое. Но не все люди слова, угадаете, кто не сдержал?

Сейчас вакцина для профилактики брюшного тифа получше, с Vi антигеном. Но защищает недолго, два — три года. Но уже существует конъюгированная брюшнотифозная вакцина, которая имеет длительный эффект. И мое мнение такое – во всех городах, расположенных на реках и имеющих проблемы с очисткой воды и канализацией, должна проводиться вакцинация от брюшного тифа.

 

Автор: Сергей Романчук, военный эпидемиолог, эксперт в области трансфера иммунобиологических технологий. Личный блог Vaccinesandvaccinations

Поделиться записью:
Читайте нас в Telegram: t.me/energytodaygroup

Хотите быть в курсе всех новостей?

Подпишитесь на нашу рассылку